Алчевский Алексей Кириллович

Алексей Кириллович Алчевский

Алексей Кириллович Алчевский – предприниматель, промышленник, меценат, коммерции советник, создатель первого в России акционерного ипотечного банка и финансово-промышленной группы.

Слава этого человека, считавшегося в конце ХIХ века по предприимчивости одним из самых удачливых в России, уверенно пересекла границы империи, его знали и высоко чтили как в родном городе, так и в Европе.

Свою родословную семья Алчевских вела от деда Алексея Кирилловича – чумака, который гонял на волах свои возы с крымской солью не только в Сумы или Конотоп, но и в Кременчуг, Киев, Москву и даже добирался до Санкт-Петербурга.

Отец Алексея Алчевского, Кирилл Алчевский имел бакалейную лавку и на протяжении многих лет еще и исполнял обязанности титаря Покровской церкви в Сумах.

Алексей Кириллович Алчевский родился в 1835 г. в Сумах, где и закончил двуклассную школу. Отец стремился дать детям хорошее образование. Но, в отличие от своего старшего брата, успевшего закончить университет, Алексей Кириллович «прошел» лишь курс сумского уездного училища, так как торговые дела родителей расстроились, пришли в упадок, и на дальнейшую учебу уже не было средств.

Отец приобщил Алексея к купеческому ремеслу, у того рано проснулся талант к предпринимательству. Уже в конце 1850-х гг. Алексей решил начать собственное дело.

Тем не менее обстановка в семье, уважительное отношение и интерес к знаниям, выдающиеся природные способности дали Алексею Кирилловичу большой стимул к самообразованию и саморазвитию, возбудили интерес к глубокому и систематическому знакомству с вопросам и экономического и финансового характера, привлекавшими его в силу природных наклонностей и в силу профессии купца. Не удивительно, что при таких умонастроениях 25-летний молодой человек не мог примириться ни с той узкой ареной деятельности, какую представляла отцовская бакалейная лавка в Сумах, ни с тем обществом, которое его там окружало.

В 1862 году Алексей Кириллович женится на Христине Даниловне Журавлевой – молодой одаренной девушке, всецело проникнутой образовательными и литературными стремлениями. В 27-летнем возрасте с красавицей женой Алчевский оставляет Сумы и почти без всяких средств переселяется в Харьков – крупный культурный и экономический центр, где открывает небольшой чайный магазин на Сумской улице, но всё свободное время посвящает самообразованию.

Алексей и Христина со всем пылом молодости увлеклись народническим и украинским национальным движением 60-х годов. Алчевский возглавлял кружок украинской интеллигенции харьковскую «Громаду», открывавшую в малороссийских городах украинские воскресные школы, издававшую украинские книги, журналы, содействовавшую исследователям украинской истории и этнографии. Христина Даниловна сразу нашла себя в большом городе – организовала общество распространения грамотности. Ее идею поддержали муж и его брат, организовавший подобное общество в Сумах.

Христина Даниловна и Алексей Кириллович Алчевские

Будучи от природы человеком активным, полным энергии, Алчевский не мог довольствоваться положением мелкого торговца, его натура требовала размаха. Практический склад ума направлял интересы и размышления Алчевского к кредитно-денежным отношениям, ведь после отмены крепостного права именно развитие этих отношений определяло дальнейший путь развития страны.

В конце 1860-х – начала 1870-х гг. в период «банковской лихорадки» в стране за короткий срок сложилась в основном система частнокапиталистического кредита. Алчевский становится инициатором созданного в 1866 г. Харьковского общества взаимного кредита, затем основывает в компании с местными торговцами Харьковский Торговый банк (1868 г., основной капитал 500 тыс. руб.), ставший третьим в России учреждением акционерного коммерческого кредита после Петербургского Частного и Московского Купеческого банков.

Земельный (1898) и Торговый (1899) банки

В 1871 году Алчевский совместно с харьковскими землевладельцами стал одним из учредителей первого в стране акционерного ипотечного банка – Харьковского Земельного, открытого с капиталом 1 млн. руб. Устав банка был написан Алчевским вместе с профессором И.В. Вернадским, отцом знаменитого русского ученого В.И. Вернадского. Земельный банк обслуживал 18 губерний.

Здания Земельного (1896–1897 гг.) и Торгового (1898–1899 гг.) строились один за другим по заказу А. К. Алчевского по проекту архитектора Бекетова Алексея Михайловича.

А.Н.Бекетов на строительстве Земельного банка
Харьковский Земельный банк, 1898

В отделке внутренних помещений зданий банков, строительство которых обошлось в 1,2 млн. руб., участвовали специально приглашенные художники и мастера из Европы. Банки были соединены внутренним переходом с тем, чтобы их хозяин мог посещать кабинеты правления, не выходя на улицу.

Интерьер Земельного банка

Респектабельные здания Земельного и Торгового банков украсили главное средоточие деловой жизни города – Николаевскую площадь Харькова.

Стоимость акций учрежденных им финансовых предприятий росла в геометрической прогрессии, поэтому суммы, вложенные в их приобретение, за пару лет существенно возросли. Владелец небольшого чайного магазина, каким был Алчевский в 1862 году, в середине 70-х годов стал уже богатым человеком, состояние его исчислялось тремя-четырьмя миллионами рублей – крупной по тому времени суммой. Он превратился, как бы мы сейчас сказали, в крупного олигарха, жаждущего достойного применения своим капиталам.

После учреждения Харьковского земельного банка, в котором Алчевский в течение 30 лет был главным руководителем и бессменным председателем правления, он вскоре берется за дела промышленного характера.

Инвестиционные потоки Алчевский вложил в новую перспективную отрасль – каменноугольное дело. В 1879 г. он учредил Алексеевское горнопромышленное общество с капиталом 2 млн. руб., владевшее богатейшими залежами высокосортного угля в Славяносербском уезде Екатеринославской губернии. Антрацитовые копи общества, по отзыву современников, были «драгоценны по сильно спекающемуся свойству своих углей и чистоте их». В 1900 г. компания добыла 45 млн. пудов угля, заняв по объему добычи третье место среди однородных предприятий Донбасса.

Определенным тормозом в разработке угольных месторождений проявили себя местные помещики, сиднем сидящие на землях, начиненных каменным углем. Привыкшие жить и работать по старинке, они и слышать не хотели о каких-то там рудниках.

Алчевский прекрасно понимал, что отмена крепостничества непременно поставит помещиков в трудное положение: лишившись права на принудительный труд крестьян, они столкнутся с большими проблемами в части ведения самостоятельного хозяйства на своих обширных территориях. И им ничего не останется, как свою землю продавать, закладывать или сдавать в аренду.

Земельный банк Алчевского немедля выдавал любые ссуды таким землевладельцам под залог недвижимости. Кто не мог рассчитаться с долгами — его земли переходили к другим и, как правило, к Алексеевскому горнопромышленному обществу. Приобретая таким образом целые имения по существовавшей в то время цене 45-50 рублей за десятину, Алчевский поднимает первоначальную стоимость 500-рублевых акций в четыре раза — до 2 тыс. руб. за штуку. На приобретенных землях Алчевский использовал наемную рабочую силу, материальное стимулирование, внедрял новую технику, поощрял торговлю сельхозпродукцией.

Если земли с месторождением угля принадлежали крестьянам, он заключал с ними долгосрочные договоры о предоставлении ему «участков земли для разведки и разработки каменного угля и других минералов» и наделял новыми землями, пригодными для сельхозработ. Если крестьянин изъявил желание стать шахтером, Алчевский учил его кустарному способу сверления недр. Такие горные выработки в народе прозвали крестьянскими шахтами.

Но все же истинный размах талантливого организатора и предпринимателя Алексей Кириллович продемонстрировал в металлургической промышленности. В 90-е годы по его инициативе строятся два крупных металлургических завода: Донецко-Юрьевского металлургического общества (ДЮМО) (1895 г., основной капитал 8 млн. руб.) возле станции Юрьевка (ныне г. Алчевск) и общества «Русский Провиданс» в Мариуполе. Контрольный пакет акций последнего принадлежал бельгийцам, тогда как ДЮМО основано было исключительно на отечественные капиталы.

Акция Донецко-Юрьевского акционерного общества

В создании Донецко-Юрьевского металлургического общества заметную роль сыграла ведущая металлургическая фирма Силезии «Friedenhutte», которая вступила в соглашение с банкирским домом «Э. М. Мейер и К°» в Петербурге, владевшим железоделательным и проволочным заводом в Петербурге. Мейер и К° вошли в число акционеров и кредиторов нового дела. Компания, главным держателем акций которой являлся сам Алчевский, построила крупный завод близ Луганска, при ст. Юрьевка Екатерининской ж. д., оборудованный по новейшей технологии. Завод располагался в окружении каменноугольных копей Алексеевской компании. В 1896 г. вступила в строй первая домна, а в 1899 г., в самый канун кризиса, началась выплавка мартеновской стали.

Юрьевский завод (станция Юрьевка – «Алчевское» на Екатерининской железной дороге), нач. XX века

 

Завод ДЮМО, 1900 г.

Для обеспечения железной рудой Алчевский в компании с приглашенными им русскими капиталистами создал особое предприятие – Южное горнопромышленное общество, для которого арендовал значительные земельные площади с громадными запасами руды в районе Кривого Рога и Керчи.

В 1899 году курс 250-рублевых акций ДЮМО поднялся до 680 рублей.

Донецко-Юрьевский металлургический завод. Фото 1913 г.

Помимо финансово-экономической деятельности, Алчевский занимался общественной, просветительской, культурологической работой. На собственные средства строил церкви, больницы, школы. Как частное лицо оплатил сооружение первого в мире памятника Тарасу Шевченко в Харькове.

Он мечтал о памятнике Тарасу Шевченко, но все просьбы передовой общественности о сооружении памятника Т.Г. Шевченко царским правительством неизменно отвергались. Тогда А. К. Алчевский на собственные средства заказал через жену бюст поэта известному скульптору академику В. А. Беклемишеву.

В 1899 году памятник был помещен в саду на территории усадьбы Алчевских, построенной в 1893 году их зятем А. Н. Бекетовым в Мироносицком переулке.

Проект особняка Алчевских (1891-1893 гг.), главный фасад

 

Бывшая усадьба Алчевских. Именно здесь размещалась воскресная школа с бюстом Т.Шевченко

 

Белый мраморный бюст на каменном пьедестале был хорошо виден с улицы через решетку сада.

Бюст Т. Шевченко в саду Алчевских

Тот самый памятник Шевченко в Киеве в музее Т. Шевченко

А. К. Алчевский финансировал воскресную школу, созданную его женой в Харькове, построил школу для крестьянских детей в селе Алексеевка Славяносербского уезда (ныне Луганской области), в которой семь лет работал Б.Д. Гринченко.

К исходу 1890-х гг. Алчевский А.К., отмеченный почетным званием «коммерции советника», стоявший во главе Харьковского биржевого комитета, находился на вершине могущества. Личное его состояние, которое заключалось прежде всего в акциях предприятий и банков, достигало уже 30 млн. руб., в среде деловой публики он пользовался репутацией «финансового гения».

Деньги по тем временам колоссальные. Конкуренты надеялись, что Алчевский заживет жизнью миллионера-рантье где-нибудь на южном побережье Франции. Но не такова была энергичная, деятельная натура Алексея Кирилловича. Хорошо известен факт, когда бельгийские капиталисты предложили продать целиком все принадлежащие ему 10 тысяч акций Алексеевского горнопромышленного общества по 2 тыс. руб. за каждую (при номинальной их стоимости 500 руб.), что давало сумму в 20 миллионов рублей.

Но он не оправдал их ожидания. Ни минуты не колеблясь, он отказался от этого предложения, мотивируя свой отказ нежеланием передать свое чисто российское дело в руки иностранцев, которым он не доверял, а также заявил: «Что же будут делать и чем будут заниматься мои сыновья, неужели станут тунеядцами-купонщиками? Нет, на это я не могу согласиться». И продолжал дальнейшее инвестирование горно-металлургической промышленности Донбасса.

Отдав всего себя и все свои средства основанным им предприятиям, Алчевский неразрывно связал свою участь и все личное свое состояние с делами, которые были им учреждены и устроены.

Печать тех лет характеризовала Алчевского как человека «умного и энергичного, отдающего много сил и усилий для пробуждения финансовой и промышленной жизни Донецкого бассейна», отмечала его заслуги в развитии предпринимательства, подчеркивала жертвенность своими личными интересами ради общего дела.

А между тем надвигалась гроза – на смену промышленному подъему шел тяжелый экономический кризис… Он угрожал существованию предприятий Алчевского, который изыскивал любые способы, чтобы остаться на плаву. Донецко-Юрьевский завод еще не был достроен и многомиллионные затраты на его возведение и оборудование оказались заморожены. Предприятие, ориентированное на выпуск потерявшей сбыт массовой продукции, не получило ожидаемого заказа казны на поставку 3 млн. пудов железнодорожных рельсов, что помогло бы пережить тяжелые времена.

Постоянные вливания в предприятие оборотных средств через Алексеевское общество и два подчиненных банка ослабили их настолько, что в начале 1901 г. Алчевский попал в безвыходную ситуацию. Нужны были новые капиталы, которые в условиях кризиса не представлялось возможным получить ни от банков, ни от казны.

Уже первые дни и месяцы 1900 года принесли в Юрьевку слухи о закрытии заводов и шахт в округе.

На площади у заводской проходной появились угрюмые безработные, и количество их с каждым днем росло. Повсюду свертывалось производство, только завод ДЮМО продолжал работать полным ходом. Его продукция складывалась на заводском дворе, но Алчевский, единственный среди промышленников, не увольнял рабочих, пытаясь как-то облегчить их положение.

Алчевский вынужден был обратиться к царскому правительству с просьбой о представлении заводу (на равных со всеми другими металлургическими предприятиями основаниях) какой-либо части из тех заказов, которые казна ежегодно раздавала частным заводам.

Но заводу ДЮМО было отказано на том основании, что он раньше не был казенным поставщиком. Повторные обращения не дали результатов.

Алчевский отправился в Петербург для переговоров с министром финансов Сергеем Витте по поводу облигационного займа. Последний и безнадежный отказ в какой-либо помощи со стороны финансового ведомства Алчевский получил 4 мая 1901 года, а 7 мая, не видя выхода из создавшегося положения, он покончил с собой под поездом на Царскосельском вокзале Петербурга.

Царскосельский вокзал Петербурга

В день гибели А.К. Алчевского курсовая стоимость принадлежавших ему акций равнялась почти 18 миллионам рублей при задолженности около 15 миллионов. Алексей Кириллович не мог этого не знать. Поэтому возникает естественный вопрос, действительно ли Алчевский по собственной воле покончил собой? И было ли это самоубийство, ведь Алчевский был похоронен на кладбище с полным соблюдением христианского ритуала. Но, возможно, это был акт отчаяния и своеобразного протеста против полного равнодушия царского двора к судьбам отечественной промышленности.

Во всяком случае, Алчевский наотрез отказался ради собственного выживания применить более жесткие формы эксплуатации рабочих, что было сделано после его гибели новыми хозяевами завода ДЮМО.

Трагическая смерть бросившегося под поезд крупнейшего предпринимателя Юга России, владельца банков, угольных и металлургических компаний, дала толчок событиям, среди современников получившим наименование «харьковского краха».

Самоубийство Алчевского и последовавшее за ним банкротство ряда промышленных фирм и банков стало одним из наиболее драматичных эпизодов экономического кризиса начала 1900-х гг. и очень сильно ударили и по национальной казне.

Громкий судебный процесс над «сподвижниками» Алчевского привлек внимание всей России. В итоге созданная харьковским миллионером банковско-промышленная группа распалась и основанные им предприятия обрели новых владельцев.

Компании Алчевского перешли в руки его кредиторов, московских фабрикантов и банкиров Рябушинских, овладевших центральным финансовым органом группы — Харьковским Земельным банком.

Промышленные предприятия, которыми владел Алчевский, были национализированы. В них будут вкладывать инвестиции как государственные, так и частные компании, при условии сохранения контрольного пакета акций в лоне государства.

После смерти Алексея Кирилловича никто из его детей не рискнул вернуть наследие отца. Очевидно, они понимали, что борьбу за его активы начали довольно серьезные игроки, в борьбе с которыми у них нет никаких шансов.

Книги об А. К. Алчевском

  • Алчевский Алексей Кириллович // Всемирный энциклопедический словарь. – М., 2000. – С. 24.
  • Алчевський Олексій Кирилович // Українська радянська енциклопедія. – К., 1977. – С. 146.
  • Алчевский Алексей Кириллович // УСЕС. Т. 1. – К., 1988. – С. 58.
  • Алчевський Олексій Кирилович // Енциклопедія Сучасної України. Т. 1.А. – К, 2001. – С. 401.

Статьи:

  • Белов Ю. Книга тюремного замка / Ю. Белов // Огни. – 2005. – 3-9 ноября. – С. 4.
  • Белов Ю. В начале нового века : [к 95-летию со дня смерти Алексея Кирилловича Алчевского] / Ю. Белов // 3а металл. – 1996. – 1 мая.
  • Белов Ю. Алчевский : [к 90-летию со дня смерти] / Ю. Белов // Наша газета. – 1991. – 20 липня.
  • Белов Ю. Основатель : [к 90-летию со дня смерти А. К. Алчевского] / Юрий Белов // За металл.- 1991. – 15 мая; 24 мая.
  • Белов Ю. Дело об убытках : [А. К. Алчевский] / Ю. Белов // Огни. – 1994. – 14 декабря. – (Коллаж № 34).
  • Белов Ю. Спеши в Харьков : [о судьбе А. К. Алчевского] Юрий Белов // Огни. – 1994. – 29 марта.
  • Бутенко О. Жертвовавший своими интересами/ О. Бутенко // ИВЦ NEWS. – 2006. – № 5. – С. 9.
  • Высоцкий В. Банкир, промышленник, филантроп : [об А. К. Алчевском] / В. Высоцкий // Наша газета.- 1997. — 22 марта. – С. 6.
  • 90 лет со дня смерти Алексея Кирилловича Алчевского: 1901 – 1991 // Огни. – 1991. – 25 мая.
  • Дорош О. Железный купец : [об А. К. Алчевском] / О. Дорош // Наша газета. – 2002. – 10 сентября.- С. 6.
  • Дорош О. Сказ про удалого купца / О. Дорош // Мир денег. – 2001. – № 5 – 6.
  • Кокорская О. Кто он, А. К. Алчевский? / О. Кокорская // Огни коммунизма. – 1989. – 17 июня.
  • Малахов В. Счастливая звезда Алчевского / В. Малахов // 3а металл. – 1993.- 10 июля; 17 июля; 21 июля; 31 июля; 4 августа; 7 августа;18 августа; 1 сентября
  • Меледина Е. Преждевременный человек / Е. Меледина // Совершенно секретно. – 2007. – № 3. – С. 23.
  • Негребецкий С. Алчевский и Герберц — потомственные почетные граждане Санкт-Петербурга / С. Негребецкий // Новини культури Луганщини. – 2001. — 30 травня. — С. 7.
  • Негребецкий С. Алчевский и Герберц – потомственные почетные граждане Санкт-Петербурга / С. Негребецкий // За металл. – 1996. – 14 сент. – С. 5.
  • Основатель города Алексей Кириллович Алчевский // Огни. – 2005. – № 37. С. 2.
  • Петрик Т. Рідкісні матеріали родини Алчевських / Т. Петрик // Слово. – 2002. – № 4. – С. 8 – 9.
  • Целых Л. Н. Алексеевское горно-промышленное общество и его основатель А. К. Алчевский / Л. Н. Целых // За металл. – 2001 – 17 мая. – С. 4; 24 мая. – С. 4.
  • Шептура Л. А. К. Алчевский – незапятнанный рыцарь индустриального прогресса или дело о харьковских банках / Л. А. Шептура // За металл. – 2006. – 14 сентября. – С. 4.
Наверх